Новости Посольства

Назад

Интервью статс-секретаря – заместителя Министра иностранных дел России Г.Б.Карасина информагентству «РБК», 1 июня 2018 года

Вопрос: 6 июня исполняется четыре года «нормандскому формату» по урегулированию ситуации на Украине. Учитывая, что лидеры не встречались почти два года, министры иностранных дел также давно не проводили переговоров, можно ли считать формат до сих работающим?

Ответ: «Нормандский формат» весьма важен для содействия урегулированию кризиса на Украине. Именно в его рамках были выработаны ключевые договоренности по реализации Минских соглашений, в том числе минский «Комплекс мер» от 12 февраля 2015 года, одобренный Советом Безопасности ООН.

«Нормандский формат» — это не только саммиты или переговоры на высшем и высоком уровне, но и повседневный труд экспертов России, ФРГ, Франции и Украины по поиску решений конфликта в Донбассе и преодоления внутриукраинского кризиса. Продолжается этот процесс и сейчас, потому что чем интенсивнее диалог, тем меньше пространства остается для разного рода конфронтации.

Мы в целом готовы к очередным контактам в «нормандском формате», который дополняет работу минской Контактной группы. Значимость этого переговорного формата для процесса урегулирования подтвердили на недавней встрече в рамках Петербургского международного экономического форума президенты России и Франции В.В.Путин и Э.Макрон. При этом они оба сошлись во мнении, что встречи лидеров «нормандской четверки» должны быть хорошо подготовлены, то есть быть субстантивно наполненными и результативными.

Вопрос: На майской встрече в Сочи Президент России В.В.Путин и Канцлер ФРГ А.Меркель обсуждали работу в четырехстороннем формате и дали поручение министерствам иностранных дел проработать вопросы в том числе по размещению миротворческой миссии на Украине. Есть ли продвижение в этой работе?

Ответ: Еще в сентябре прошлого года Россия выступила с инициативой об учреждении миссии ООН по охране наблюдателей ОБСЕ в Донбассе, после чего в Совете Безопасности ООН нами был распространен соответствующий проект резолюции. Наша идея полностью вписывается в логику Минского процесса. В целом положительно отнеслись к ней и представители Донецка и Луганска.

К сожалению, до сих пор мы не получили в письменном виде какой-либо реакции европейских и американских партнеров на наш проект. Вместо этого нам предлагаются общие рассуждения о запуске некой операции по «принуждению к миру» и силовому «возвращению» республик Донбасса руками «голубых касок» ООН, наделенных к тому же широкими военно-административными полномочиями, включая контроль границы. Делается это на фоне звучащих из Киева «планов» и заявлений о приоритетности силовой «зачистки» Донбасса, которая должна предшествовать политурегулированию. В целом предлагаемые партнерами идеи созвучны упомянутым планам об установлении контроля над границей и территорией Донбасса любой ценой без предоставления его населению каких-либо политических гарантий.

Несмотря на очевидные расхождения в подходах к роли ООН в Донбассе, мы готовы продолжать консультации, чтобы найти взаимоприемлемые решения. Разумеется, с обязательным учетом мнения Донецка и Луганска.

Вопрос: До сих пор не реализованы многие предложения «четверки». Почему, к примеру, не удается развести силы у станицы Луганской? Когда пройдет очередной обмен пленными?

Ответ: Этот вопрос следовало бы адресовать украинским представителям, которые на протяжении последних полутора лет находили массу отговорок, чтобы не выполнять достигнутые договоренности. Взять, к примеру, Рамочное решение о разведении сил и средств от 21 сентября 2016 года. Лидеры «нормандской четверки» на саммите в октябре 2016 года в Берлине подтвердили важность его выполнения на трех «пилотных участках» — в станице Луганской, Петровском и Золотом. Сегодня же приходится говорить о срыве Киевом этого процесса в целом. Вооруженные силы Украины не только не приступили к разведению в станице Луганской (и это несмотря на то что С​пециальная мониторинговая миссия (СММ) ОБСЕ порядка 20 раз подтверждала соблюдение необходимых условий для этого), но более того – вернули технику, обустроили новые позиции и начали их укреплять в населенных пунктах Петровское и Золотое, где ранее разведение уже производилось. Эту информацию в своих отчетах подтверждает Спецмониторинговая миссия ОБСЕ.

Что касается обмена удерживаемыми лицами, то и в этом вопросе многое зависит от готовности украинской стороны неукоснительно соблюдать имеющиеся договоренности. В конце декабря 2017 года, когда на свободу вышли более 300 человек, Киев в последний момент под невнятными предлогами отказался передавать Донбассу свыше 70 человек, уже включенных в «обменные списки». С тех пор Донецк и Луганск тщетно пытаются добиться от Киева освобождения тех, кто, несмотря на наличие в списках, под обмен не попал, и выполнение этого требования называют в качестве условия для продолжения дискуссии о дальнейших шагах в вопросах обмена. В Киеве же не только упорно не идут на это, но даже не готовы согласиться на компромиссное предложение республик Донбасса обменять удерживаемых лиц по принципу «всех установленных на всех установленных».

Вопрос: В конце прошлого года российские офицеры перестали работать в СЦКК (Совместный центр контроля и координации режима прекращения огня). Какие условия должны быть выполнены, чтобы российские офицеры вернулись к работе?

Ответ: Еще до отзыва российских военнослужащих из состава СЦКК мы неоднократно по различным каналам обращали внимание украинской стороны на необходимость обеспечения Киевом достойных условий выполнения нашими офицерами поставленных задач. Речь шла прежде всего об их безопасности, уважительном человеческом отношении к ним, непрепятствовании работе.

В Киеве делали вид, что ничего не слышат. Более того, там приняли ряд законодательных актов, которые еще больше затруднили работу российских военных в СЦКК. Был ужесточен режим въезда и пребывания на территории Украины российских граждан, Россию законодательно провозгласили «страной-агрессором» и т.д. В таких условиях мы были вынуждены принять решение об отзыве наших офицеров из СЦКК.

Мы откликнулись на просьбы наших международных партнеров, в том числе из ОБСЕ. Мы готовы рассмотреть возможность возвращения российских офицеров в СЦКК, но при определенных условиях: законодательное закрепление на Украине их юридического статуса и гарантий безопасности, утверждение в минской Контактной группе положения об СЦКК (регламента), снятие украинской стороной требования о передаче российскими военнослужащими своих биометрических и персональных данных при пересечении границы. Необходимым видится и возвращение в состав СЦКК представителей республик Донбасса, уже принимавших участие в его работе ранее.

Эти меры способствовали бы повышению эффективности СЦКК, основная задача которого – содействовать соблюдению режима прекращения огня в Донбассе.

Вопрос: Вы говорили о том, что в контактах России и США по Украине взята пауза. Не появились ли даты возможных переговоров?

Ответ: Американские партнеры имеют немалое влияние на нынешнее руководство Украины, поэтому мы считаем полезным сохранение канала взаимодействия с американской стороной. Не хотел бы предвосхищать какие-либо сроки возможного следующего контакта, поскольку для таких встреч нужна серьезная «начинка».

Вопрос: Недавно Украина реформировала АТО, начав военную силовую операцию объединенных сил (ООС). Как Вы оцениваете ход операции?

Ответ: С тревогой наблюдаем за действиями Киева, ростом его воинственной риторики. После того как с 30 апреля этого года так называемая антитеррористическая операция в Донбассе была переформатирована в операцию объединенных сил, ситуация заметно обострилась практически вдоль всей линии соприкосновения. Начало ООС, по сути, дало зеленый свет для реализации Киевом военного сценария, поскольку общее командование силовой операцией в Донбассе перешло от правоохранительных органов к вооруженным силам.

Ход новой операции говорит сам за себя: резко увеличилось количество нарушений режима прекращения огня, обстрелов населенных пунктов, а главное – жертв среди мирного населения и разрушения объектов гражданской инфраструктуры. Используя тактику «ползучего наступления», ВСУ продвигаются в «серых» зонах. Налицо опасная эскалация напряженности, которая может вылиться в рецидив крупномасштабных боевых действий. Этого необходимо избежать.

Вопрос: Эксперты говорят, что прогресс в переговорах с Украиной, в том числе выполнение Минских соглашений, будет заморожен до тех пор, пока в стране не пройдут президентские выборы, а как Вы считаете?

Ответ: Минские соглашения должны быть реализованы во всей их полноте вне зависимости от того, что происходит на Украине. Кстати, минским «Комплексом мер» предусматривалось, что обозначенные в нем обязательства должны были быть выполнены до конца 2015 года.

Очевидно, что за более чем четыре года вооруженного конфликта запрос общества на восстановление мира и гражданского согласия очень высок. Люди не должны становиться заложниками избирательных кампаний или действий тех лиц, кого на этих выборах избирают. Киевским властям следует быть готовыми вступить в содержательный диалог с Донецком и Луганском. Как только в Киеве придет осознание того, что выполнение минского «Комплекса мер» не капитуляция Украины, а шанс выйти из затяжного кризиса, можно будет надеяться на прогресс в переговорах между сторонами конфликта. Полноценная реализация Минских соглашений призвана в конце концов принести Украине мир, а ее жителям – нормальную, спокойную и достойную жизнь.